О советской торговле

Не так давно Комитет по товарному рынку в рамках Дня пожилого человека собрал всех бывших работников торговли. Как оказалось, они встречаются не только по большим праздникам – ветеранов торговли объединил Городской совет торговли и общественного питания. О его деятельности, а также о том, что изменилось в торговле при переходе от плановой экономики к свободному рынку, рассказывают ветераны советской торговли, которые работали в этой сфере 50 лет назад.

ВАРЬЕТЕ ПО-СОВЕТСКИ

Тамара Анатольевна Лубянская, председатель Городского совета ветеранов торговли и общественного питания:

– Наш совет – это общественная организация, которая не забывает бывших работников торговли: мы знаем их дни рождения и всегда поздравляем своих бывших коллег, к каждому празднику обязательно делаем какие-то подарки. У нас действует не только городской, но и районные советы, которые непосредственно работают с каждым ветераном. Многие люди прозябают в одиночестве: у кого-то нет ни детей, ни родных. Примерно 75 процентов наших ветеранов – в возрасте от 70 до 95 лет. Мы навещаем наших стариков, приносим фрукты, кое-какие продукты, порой приходим просто побеседовать – даже это немаловажно для пожилого человека. Некоторые люди болеют годами, от них, естественно, устают родственники, которым при необходимости далеко не всегда удается устроить человека в больницу. Мы добиваемся этого через наших депутатов, через действующих работников торговли. В жизни бывает всякое: допустим, случился, у кого-то пожар: сад или дом сгорел. В этих случаях мы тоже помогаем.

Конечно, всех до единого работников торговли мы не можем объединить. Сейчас в организации около двух тысяч ветеранов. Мы каждого знаем: в основном это бывшие директора, главные бухгалтеры, экономисты, старшие продавцы, заведующие производством и т. д. А если собрать всех бывших работников торговли, их число по городу составит более пятнадцати тысяч.

Деятельность нашего совета охватывает торговлю и общественное питание, находящиеся в ведении вице-мэра КОНТЕЕВА. Он нам очень помогает. Большое ему спасибо за это, и дай Бог ему здоровья. Ведь подобных организаций нет ни у медицинских работников, ни в системе образования. Мы работаем не ежедневно: приемные дни – вторник и четверг, на Вайнера 9-а, комната 500. Начинали мы буквально с нуля по такому принципу: я знаю Иванову, Иванова – Петрову, Петрова знает Сидорову, и таким вот образом собрали всех своих пенсионеров. И теперь и в беде, и в радости стараемся быть вместе: собираемся на празднование Дня торговли, Дня пожилого человека.

Надо честно признать, что, если бы не помощь Комитета по товарному рынку, у нас бы ничего не получилось. Ведь нужна определенная материальная база, помещение и т д. КТР нас не спонсирует, он просто доводит необходимую информацию до каждого районного комитета и убеждает их всех стать опорой для пенсионеров, ведь у нас ведь очень маленькие пенсии. Средняя пенсия – 2800 рублей со всеми надбавками. У нас работает заведующая столовой, имеющая орден Ленина: за счёт этой награды ей платят вторую пенсию. А так она получала бы 2600, и всё.

– Проанализируйте подходы к организации торговли и общественного питания в советское время и сегодня. Ведь у Вас очень большой опыт работы в торговле.

– В советское время я занимала должность начальника Управления общественного питания города Свердловска. Когда мы работали, то у нас были одни трудности, сегодня – совершенно другие. У нас был тотальный дефицит. Например, когда мы делали ремонт на предприятиях, не хватало строительных материалов. Нам нужна была мебель, но у нас были четко ограниченные фонды, а это означало, что ни одного стула, ни одного стола тебе сверх нормы не дадут. С продуктами – то же самое. Чего-то было в избытке, многих товаров просто не было. Сегодня все иначе, сложности в другом. Если у тебя есть деньги, ты пошел и купил все, что необходимо.

Когда я приехала в Свердловск после окончания Московского института народного хозяйства им. Плеханова, меня сразу отправили на работу заведующей производством заводской столовой. Столовая грязная, облокачиваясь на стенку, в очереди стоят люди в грязных робах, от чего стена вся черная… Так что когда я приехала после Москвы, то каждый день ревела. И таким образом я прошла этот путь с самых низов и потом, со временем, стала начальником.

Когда я стала заместителем начальника управления, мы начали делать свою маленькую революцию: стали вводить линии самообслуживания, заменили неудобные высокие мраморные столы на небольшие столовские, взялись за рестораны… Так в городе появились оригинальные заведения с восточной кухней. Первый ресторан, переоборудованием которого мы занялись, – «Уральские пельмени». Он был поначалу достаточно простеньким, обычным рестораном. Мы его перестроили – сделали двухэтажным, оформили в русском стиле, использовав дерево, даже меню было написано на специальных досках, а на деревянных дощечках, развешанных на стенах, были выбиты знаменитые высказывания о пельменях.

Мы первыми на Урале начал практиковать эстрадные выступления в ресторанах. Это было в семидесятые годы, когда Горком и Обком относились к подобным вещам очень осторожно. Начали мы с ресторана «Космос», где решили открыть варьете. Это всех убило наповал: обкомовские работники выступили категорически против и выставили такое требование: чтобы танцовщицы были под горло закрыты. Делать нечего: мы пошили закрытые костюмы, подготовили программу. Потом постепенно все это успокоилось, и нам удалось воплотить первоначальную задумку, создав еще одно небольшое варьете в ресторане «Старая крепость».

Екатеринбург – прогрессивный город, и он всегда таким был. В советское время здесь проводились крупные совещания, когда сюда приезжали со всех концов Советского Союза: и с Украины, из Белоруссии, Прибалтики. Причем многие приезжали инкогнито, потому что не верили, что у нас такой уровень развития общепита, что есть красивые рестораны, в том числе знаменитая «Рига» – пивной ресторан, оригинально оформленный, в рижском стиле – так называемая «рижская готика». Или ресторан «Восток», оформленный в восточном стиле – с подушками, диванами, с традиционной восточной кухней.

Так что жизнь у нас была очень трудная, но очень интересная. Потом, конечно, в 1990-х, начался некоторый спад и торговли, и общественного питания. Сейчас снова подъем, я с у довольствием любуюсь на великолепные современные рестораны и кафе, такие оригинальные и разнообразные и по своей кухне, и по дизайну. У нас ресторанов было раз-два, и обчелся (12-13 на весь город), не то, что сейчас, но тогда в ресторан мог прийти каждый, в том числе и пенсионеры. А сейчас такие цены, что далеко не все могут себе это позволить… Так что жизнь, конечно, изменилась. Но многим работникам, которые трудились в торговле еще в советское время и продолжают работать сейчас, при капитализме, больше нравится современная ситуация: жизнь стала более динамичной, насыщенной, интересной.

Я иногда захожу в современные предприятия общепита, чтобы просто сравнить с тем, что было раньше… Когда мы, например, строили «Космос», по проекту на входе там должно было быть установлено панно из змеевика. Сколько же мы его искали!.. А сейчас входишь даже в небольшую кафешку, а там все из камня, великолепный дизайн. Ведь дефицита теперь нет, хотя при открытии предприятия возникают совсем другие сложности. Но, на мой взгляд, все же более эффективно плановое хозяйство. Вспоминаю: вечер под Новый год, но с работы не уйдет ни один директор треста, торга и управления, пока мы не выполним план. Сегодня все проще: сделал – хорошо, не сделал – ну что ж… По-моему, для страны в целом гораздо лучше, когда работает система планового хозяйствования. Может быть, я очень отстала, но таково мое личное мнение. Ведь сейчас в странах Латинской Америки повсеместно побеждают социалисты, которые как раз ратуют за плановую экономику. Посмотрите, сегодня все заводы развалились. Ведь в наше время на одном только «Уралмаше» было более пятидесяти предприятий общественного питания. Это были прекрасные столовые, оснащенные хорошим оборудованием, с красивыми столами. В 52-й столовой на «Уралмаше» был установлен фонтан. Раньше рабочие действительно могли во время обеденного перерыва отдохнуть. В среднем обед стоил 60 копеек, и туда входили и салат, и первое, и второе, и чай с булочкой. А сегодня завод стоит пустой и столовых там практически не осталось: если в советское время там работало более 350 тысяч человек, то на сегодня, по-моему, осталось около двух-трех тысяч рабочих. Сейчас заводское питание, мягко говоря, никакое. Вот школьное пока поддерживается на должном уровне. В свое время мы разрабатывали все меню школьного питания, согласовывали их с Академией питания РАМН. Я так работала, что дома не знала, появлялась там крайне редко. Вот надо проверить ночную смену завода «Уралмаш» – и мы шли, отложив все домашние дела. Кстати, сейчас я боюсь выйти из дома в девять вечера, а тогда это было в порядке вещей. Мы дружно работали и также отдыхали. Не было у нас ни машин, ни дач, мы брали семьи, садились на грузовую машину и ехали на Балтым…

 

Я ПОЗНАЛА ОЩУЩЕНИЕ СВОБОДЫ…

Руфина Николаевна КОЗЬМЕНКО, бывший директор «Горпромторга», генеральный директор ТОО, ЗАО «Промтовары» с 1992 по 2001 г.

– Я была директором Городского промышленного торга – одного из крупнейших торгов Свердловска, который был организован по решению Горисполкома еще в 1938 году. Так что в следующем году ему будет 70 лет. Происходила специализация торговли промтоварами, поэтому от нас постепенно отпочковались самостоятельные торговые предприятия: «Текстильшвейобувьторг», «Хозмебельторг», детское объединение и «Спорттовары». Когда сменилась власть и началась коммерциализация, он был преобразован в арендное предприятие, а потом в ЗАО «Промтовары». Сейчас в этом объединении осталось 11 магазинов, а когда я начинала работать, было 100 магазинов и 57 киосков мелкой розницы. Мы обеспечивали товарами и пригороды Свердловска – были магазины в Пышме, в Макаровке, на Балтыме. Торговали всеми группами промышленных товаров: галантереей, трикотажем, хозяйственными товарами, радиотоварами, обувью. Товарный ассортимент зависел от дислокации магазина и подбирался индивидуально, в зависимости от потребностей населения в том или ином районе.

В наш состав входил известный в свое время магазин «Синтетика»: тогда начала развиваться синтетическая промышленность, стали появляться болоньевые куртки и плащи, капроновые чулки, шубы из искусственного меха. И в Свердловске, в Кировском районе, открылся третий в СССР магазин «Синтетика». В этом же районе мы открыли комплекс «Молодежный», где продавались товары для молодежи: швейные изделия, обувь, галантерея, косметика. Да, товаров было очень мало, поскольку в то время существовала распределительная система. Но я не могу сказать, что ничего не было. Московская фабрика «Большевичка» шила молодежные шубки, «Крупская» шила платья, регулярно проходили просмотры, различные ярмарки. И сейчас, кстати, к этому возвращаются.

Система распределения имела свои плюсы и минусы: она позволяла согласовывать ассортимент, но одновременно часть товаров нам просто навязывали. Взять ту же «Уралобувь»: фабрика частично выпускала некачественную обувь, которая не пользовалась спросом, а нас заставляли ее продавать. Поэтому был создан специальный фонд для уценки товара, и ежегодно мы уценяли товары, не пользовавшиеся спросом, и потом продавали их за бесценок.

В советское время в основном торговля осуществлялась в традиционной форме – через прилавок. Я какое-то время проработала непосредственно в магазинах – была заместителем директора «Синтетики» и открывала «Салон новобрачных» на Луначарского – и на своем опыте помню, что торгового оборудования катастрофически не хватало. Мы торговали свадебными платьями, нужны были манекены. Их тогда изготавливали из папье–маше, и они очень быстро ломались, да и выделяли их один – два на магазин, независимо от потребностей… Буквально все централизованно распределялось. Несмотря на то, что наш торг работал прибыльно и имел возможность купить на свою прибыль оборудование, его просто не было. Собирали из старого, брали рухлядь в других магазинах, подновляли. Мы получали примерно вагон оборудования в год – на такой большой миллионный город, как Свердловск, этого было явно недостаточно. Помню, что, открывая «Салон новобрачных», мы покупали старое оборудование у «Ювелирторга», демонтировали его и приспособили для своих групп товаров. В Свердловске существовало замечательное предприятие – «Торгреклама», где работал опытный специалист – Александр Ильич Елькин, который всегда помогал нам в оформлении магазинов. Оборудование поставлял также магазин торгового машиностроения, магазин торгоборудования на Отрадной. Но они тоже были очень перегружены заказами, распределение проходило в большом напряжении. Поэтому в основном работали на старом оборудовании, у нас были обычные стеллажи и прилавки.

Продавцу было непросто работать. Взять ту же галантерею: если это мелкая галантерея, различные булавки, украшения за стеклом, сколько раз он должен наклониться, чтобы показать что-то или предложить. Те же ткани тоже были вне доступа покупателя, и продавец должна была по требованию покупателя показать различные образцы, отмерить и т. д. Правда, и в советское время были магазины самообслуживания. Но не все было благополучно с сохранностью продукции: это сейчас внедрены различные системы безопасности, дисциплинирующие покупателя. А раньше продавцы отвечали за каждую украденную вещь своим кошельком.

Сейчас торговое оборудование кардинально изменилось. Если раньше были просто прямоугольные прилавки, сегодня есть и оригинальные пристенные горки, какие-то вставки… Вешала раньше были только прямоугольные, строго определенной высоты и длины – полтора метра. А сейчас разнообразное оборудование для разных групп товаров. Многие магазины и раньше были расположены на первых этажах жилых домов, внутри было много опорных столбов и, чтобы их «обойти», приходилось распиливать торговое оборудование. Правда, при торгах были свои стройгруппы, которые этим занимались. Помню нашего прекрасного столяра Олега Николаевича Булмасова, он, кстати, до сих пор работает, собирает оборудование, несмотря на то, что ему 75…

Как мне кажется, люди раньше были ответственнее и за выполнение плана боролись. И коллектив был стабильный всегда, люди держались за работу, а сейчас такая текучка, продавцов не хватает.

Я поработала и при рыночной системе до 2001 года и познала это ощущение свободы, когда руководитель имеет право принимать самостоятельные решения. У меня была выборная должность – генеральный директор – и коллектив хотел, чтобы я осталась. Я ушла сама – досрочно расторгла контракт по состоянию здоровья. Ведь когда началась коммерциализация, всё начали в буквальном смысле слова растаскивать по частям. Крупные предприятия распадались на мелкие, и многие из тех, кто отправился в самостоятельное плавание, погибли. Я приложила много сил и потеряла здоровье, чтобы сохранить предприятие. Правда, несколько магазинов нашего объединения я отпустила на хозрасчет, потому что видела, что руководители способные, экономически мыслящие. Это, например, «Хозтовары» на Шаумяна, магазин «Хозяюшка». С наступлением рынка я смогла удержать 11 магазинов из 64, остальные погибли. Это был очень сложный период, мне пришлось побороться за целостность предприятия.

Когда начинали работать в рынке, никто ничего не знал, все начинали с нуля. Хотя это и рыночная экономика, рынок не может быть стихийным – все равно деятельность планируется, присутствуют элементы плановой экономики. Начался свободный закуп товаров, появилось право выбирать как поставщика, так и ассортимент. А предложений очень много, потому что товара очень много навезли. Поэтому работать сейчас в каком-то смысле стало легче, многое зависит уже от оперативности руководителя, от его деловой хватки. И форма самообслуживания более удобна для покупателя. Правда, мне кажется, что в ряде магазинов не очень активно работают продавцы-консультанты.

– Вы поработали и в советское время, и в рыночное. Лично Вы – сторонник плановой или рыночной экономики?

– Только рыночной. Во-первых, здесь все зависит от коллектива, от того, как он организуется. Сейчас фронт деятельности очень широкий. Но и при системе распределения Горпромторг был прибыльным предприятием. В советское время было очень много ограничений. Очень мешали работе вышестоящие партийные организации, много времени уходило на совещания, которые проходили еженедельно, частенько вызывали в райкомы, горкомы, обкомы, и перед всеми надо было отчитаться. Мне по душе свобода…

 

МАНДАРИНЫ ПОД НОВЫЙ ГОД

Лидия Алексеевна МАЛЬЦЕВА, бывший начальник плодоовощного отдела Городского управления торговли, сейчас – заместитель председателя Городского совета ветеранов торговли и общественного питания.

– Мы работали в условиях плановой экономики и составляли планы экономического развития торговли на пять лет. На все продовольственные товары нам выделялись фонды, причем товаров было недостаточно. Поэтому производился децентрализованный закуп товаров. Не полагаясь только на централизованное распределение, мы самостоятельно закупали фрукты, бахчевые, консервированные продукты, кондитерские изделия. Ежегодно проходили межреспубликанские ярмарки, где и производился децентрализованный закуп.

Особое внимание уделяли улучшению обслуживания населения, и в том числе совершенствованию торговых процессов, внедрению новых прогрессивных форм и методов торговли. Многие, наверное, не знают, что и в советское время существовала такая форма торговли, как самообслуживание. Уже были очевидны ее преимущества: самообслуживание позволяло покупателю непосредственно видеть товар, знакомиться с его качеством, и в итоге шло увеличение товарооборота, меньше времени тратилось на покупку. В советское время ставился вопрос о переводе магазинов на работу по методу самообслуживания. Но не успели…

В летне-осенний период устанавливался план по продаже продовольственных товаров (фруктов-овощей) через мелкорозничную сеть: в киосках, павильонах, ларьках. Это в какой-то степени разряжало обстановку, потому что здесь товар был приближен к покупателю. С началом перестройки мелкорозничная сеть расширилась, но сейчас появилась обратная тенденция: в Екатеринбурге ликвидируются киоски и палатки. В настоящее время торговля достигла небывалого расцвета, приблизилась к европейским стандартам. Комитет по товарному рынку стремится к тому, чтобы торговля стала более цивилизованной, открываются новые магазины и торговые центры, бизнес укрупняется. К тому же, насколько мне известно, в Комитет по товарному рынку постоянно поступают жалобы на некачественное обслуживание именно на объектах уличной торговли. В магазине можно потребовать сертификат качества товаров, обратиться к руководителю, а что ты выяснишь у продавца в палатке, где даже чеков не отбивают? Сейчас изменились форматы торговых предприятий, идет их укрупнение. В частности, появилась невиданная для советского времени форма – торговые центры, гипермаркеты. Торговля получила бОльший размах.

В те времена нам не хватало торговых площадей. Существовал норматив – на тысячу человек один магазин, а фактически 1 магазин приходился и на 30, и на 40 тысяч. Был случай, что и на восемьдесят тысяч человек приходился лишь один магазин, который явно не мог удовлетворить запросов и потребностей такого населения.

Сейчас магазинов стало намного больше, сказать, что расширился ассортимент – ничего не сказать. Товаров – море! Изменилось и торговое оборудование. Например, в наше время из холодильного оборудования были представлены только «Пингвины», «Таиры» и простенькие холодильные прилавки. А сейчас столько разнообразного, яркого, удобного оборудования, которое позволяет ускорить продажу продукции, расширить выставляемый ассортимент, да и в целом преобразовать торговый зал. Представлены многофункциональные модели различных размеров, расцветок, с разными температурными режимами, открытые холодильные шкафы, на остановочных комплексах стоят выносные холодильники: мы и не знали, что где-то есть такое оборудование!

Всем известно, что в советское время был дефицит как промышленных, так и продовольственных товаров. Плановая система органически не могла удовлетворить потребности покупателя. Сейчас такое изобилие, что нам и не снилось… Разве тогда могли мы торговать овощами-фруктами круглый год? Такого не было. Те же мандарины мы получали из-за границы, и попадали на прилавок они только по великим праздникам. Мы хранили их в специальных холодильниках, чтобы «выбросить» к Новому году или к 7 Ноября – Дню Октябрьской революции, порадовать детей и взрослых. А сейчас проблем нет: поставщиков не надо искать, у торговых предприятий налажена с ними прямая связь, и поставщики сами привозят продукцию в магазины, предлагают огромный выбор товаров и услуг. В советское время, как и сейчас, продавали товары в кредит. Но проблема в том, что эта услуга распространялась на достаточно дорогие вещи, которые было сложно купить. Холодильники, телевизоры и другую бытовую технику вообще было очень сложно достать.

Ничего плохого не могу сказать о качестве советской продукции. Оно регулировалось достаточно строгими нормами и стандартами, которые действовали в то время. Единственное, были нарушения в мелкорозничной сети: там невозможно было соблюдать все нормы, ведь тогда практически не было выносного холодильного оборудования. За продукцией следили в то время городская и областная инспекции по качеству (сейчас – Роспотребнадзор), которые жестко контролировали качество товаров.

Как мне кажется, положительным моментом является тот факт, что в советское время существовали четко установленные цены на все виды товаров. В каждом торге работал экономист по ценам, который занимался регулярными сверками. И ни один товар или продукт не поступал в продажу без проверки цены. Существовали специальные прейскуранты для оптовых и розничных цен. Сейчас все иначе – говорят, что рынок диктует свои цены. Но нас, пенсионеров, они не устраивают, потому что растут не по дням, а по часам. Нам пытаются объяснить, что их поднимают поставщики, кроме того, в каждом магазине существует своя система накруток для получения большей прибыли. Но от этого не легче. Все-таки в советское время цены были стабильными, мы были уверены в завтрашнем дне. Да, существовали наценки, но настолько незначительные… Например, в специализированных магазинах, которые отвечали за обслуживание ветеранов, не имели права делать наценку свыше 5 или 10 процентов. И это всегда соблюдалось. За ценами следили очень строго, и работники магазинов несли за это ответственность.

Автор: Елена Курзанова

Источник: 

журнал "Торговое оборудование на Урале"