Ян Боже

  

Ян Боже -операционный директор компании «Трест СКМ», управляющей сетями магазинов по продаже стройматериалов «СуперСтрой», «СтройАрсенал», «Бравый бригадир»

Наш сегодняшний герой – Ян БОЖЕ -, человек с необычным именем, корнями и интересной судьбой. Уже в 22 года он руководил отделом маркетинга компании «Молния» в Челябинске, в 23 стал директором розничной сети. Сейчас ему 27, и он является операционным директором компании «Трест СКМ», управляющей сетями магазинов по продаже стройматериалов «СуперСтрой», «СтройАрсенал», «Бравый бригадир». В компании уже 24 магазина, к концу 2007 года их будет 47, и это – только начало реализации амбиций команды «СКМ»…

– Ян, расскажите, откуда происходит Ваша столь необычная фамилия?

– Мой отец родом из Латвии, там до сих пор проживает много наших родственников. А в Латвию наш род попал из Франции. Это давняя история, связанная с королевским домом Бурбонов и деятельностью Ордена тамплиеров. В 13 веке, после разгрома Ордена, наша семья попала в Прибалтику, а оттуда в пятидесятые годы мой дед приехал на Урал, в Челябинск, и женился на моей бабушке, немке. Мама у меня русская. Почти… У нас своеобразная семья в плане этнических смешений.

– А кем Вы себя ощущаете?

– Русским. Русский язык для меня – родной, я неплохо знаю английский, а вот к «родным» французскому, немецкому или латышскому тяги нет абсолютно никакой. Я был во Франции в качестве туриста и мне, честно говоря, не понравилось. Я космополит, да и кем еще быть человеку с такой фамилией и столь запутанными корнями? Поэтому люблю космополитичные страны типа участников Бенилюкса – Нидерландов, Бельгии... А во Франции очень сильное национальное самосознание, это как-то давит на приезжих…

– Расскажите немного о родителях. Кто они?

– Отец является директором Центра историко-культурного наследия города Челябинска, историк. Мама тоже была историком, работала в челябинском Музее милиции, затем – в информационном центре УВД. Мамы уже нет… Я тоже заканчивал исторический факультет Челябинского государственного университета, даже защитил там кандидатскую. Правда, еще на втором курсе выбрал специализацию «PR и реклама». И с тех пор я занимаюсь не столько историей, сколько маркетингом и управлением.

– О вашей студенческой жизни…

– …остались очень яркие воспоминания. Учился у интересных людей. На начальных курсах играл в КВН, был в первом составе челябинской команды «Лица уральской национальности». Потом я от этого отошел, с третьего по пятый курс возглавлял профком нашего университета, параллельно работал в нескольких СМИ и рекламных агентствах. Жилось тогда весело, творчески, я с определенной ностальгией вспоминаю это время. Оно было более беззаботным. С другой стороны, если бы мне сейчас задали вопрос, не хочу ли я в него вернуться… Однозначно не хочу, потому что сейчас я в большей степени реализую свои планы и амбиции, и моя сегодняшняя жизнь мне больше нравится. Я думаю, что «завтра» мне будет всегда больше нравиться, чем «вчера», потому что я над этим работаю. Люди, которые ностальгируют о том, что вчера трава была зеленее, а девушки моложе, лишены возможности завтра наблюдать зеленую траву и юных девушек…

Я окончил университет с «красным» дипломом, но узнал об этом только на вручении. Для меня это было совершенно неважно. Я встречал много людей, вообще не имеющих дипломов, которые обладают большими знаниями и эрудицией. Образование меня интересовало как возможность, как средство, а не как цель. Я знаю одного человека в Челябинске, у которого три в/о. Он работает завхозом в магазине. На вопрос, зачем ему это нужно, он ответил, что хочет попасть в Книгу рекордов Гиннеса как самый образованный завхоз… Забавно, но это не мой тип.

– Как получилось, что Вы – историк по образованию – теперь занимаетесь торговлей? Сказываются гены далеких предков, заправлявших финансами тамплиеров?

– Возможно. Торговля – это, наверное, как раз то призвание, которое я очень долго искал и наконец нашел. Поначалу я трудился как журналист, потом как маркетолог, и только затем стал сначала начальником отдела маркетинга в розничной компании «Молния», а потом уже и директором розничной сети.

Отработав в «Молнии» 3 года, уехал на 2 года на Север, в Нижневартовск, где был коммерческим директором компании «Олвэйс» – крупной оптово-розничной компании, занимающейся продуктами питания и алкоголем. В то время они начали развивать новые форматы в розничной сети, и мне было интересно принимать в этом участие.

В сентябре 2006 года я получил очень интересное предложение от «Треста «СКМ» и перебрался в Екатеринбург. Интересно оно было задачами – построение ритейл-компании – лидера национального рынка DIY. Тот этап, когда для меня была ценна должность или статус, прошел, причем достаточно давно, как раз года в 22–23. Сейчас мне интересен сам процесс, которым приходится заниматься, и задачи, которые передо мной стоят. Я переехал в Екатеринбург, потому что цели, которые стоят перед нашей компанией, очень грандиозны и сложны, и это меня увлекает. И очень важна команда – сейчас в «СКМ» собрались фантастически интересные люди, у которых полезно учиться и с которыми приятно работать по 7 дней в неделю.

– Что это за должность – операционный директор?

– Операционный директор – это человек, который отвечает за основной бизнес-процесс. Например, в производственных компаниях – за производство, в торговых – за работу магазинов. Моя сфера ответственности – торговля, понимание потребностей клиентов и их удовлетворение.

За последние пять лет мне приходилось занимать разные должности и выполнять различные функции в торговых компаниях – открывать магазины, выводить убыточные магазины в «плюс», проводить рекламные кампании, оптимизировать бизнес-процессы... Я занимался продуктами питания, сейчас – стройматериалами… И суть не в том, какую функцию и в какой сфере ты выполняешь. Главное, на мой взгляд, то, что торговля – это такая сфера деятельности, которая служит тому, чтобы сделать жизнь людей лучше. И это не в абстрактном, идеалистическом смысле. Речь не идет о всеобщем равенстве и процветании. Просто у людей есть потребность в комфортной жизни, и мы её удовлетворяем, получая в ответ позитивные эмоции. И деньги, конечно.

Моя работа, работа моей команды, заключается в том, чтобы в наших магазинах соблюдались все бизнес-процессы, чтобы магазины поддерживали политику и стандарты мерчендайзинга и обслуживания (а как результат – и планы продаж). Но это детали, а главное – это обслуживание клиентов и их удовольствие после посещения наших магазинов.

– Работа приносит Вам удовлетворение?

– Если говорить о том, как я выполняю свою работу, то – нет, и никогда этого не будет. С точки зрения качества само появление ощущения, что ты все сделал как суперпрофессионал, – это тупик. Я знал менеджеров, в том числе коллег по прежней работе, которые говорили: «Я все сделал. Теперь придумайте мне что-нибудь новое». Если человек сам не может придумать, как улучшить свою работу, то это конец его профессионального развития.

Если говорить о том, доволен ли я теми обязанностями, которые мне поручены, и теми задачами, которые передо мной стоят, то да. У каждого молодого ритейлера в России мечта – построить федеральную сеть ? 1. Это серьезные амбиции, учитывая то, что в Россию пришло много международных сетей, да и свои активно растут. Получается такая очень тесная поляна, на которой расположилось множество компаний с серьезными амбициями. И переиграть всех, стать среди них первым – очень интересно и увлекательно.

– Есть у Вас какая-то настольная книга?

– Их несколько. Со студенческой поры очень нравятся «Маркетинговые войны» Траута и Райса. Главная идея этой книги – ты должен понимать, чем ты интереснее своих конкурентов для своих клиентов, и делать это. Если ты этого не понимаешь, то твои дни в бизнесе сочтены. Именно поэтому мы много думаем о том, что же интересного хотят увидеть у нас клиенты, и пытаемся удовлетворять даже те их потребности, которые ими самими еще не осознаны.

Если говорить об управленческой литературе, то здесь книга ? 1 в последние 4 года – «От хорошего к великому» Коллинза. Она транслирует правильное, с моей точки зрения, отношение к людям – не как к трудовым ресурсам по исполнению задач «вождя», а как к источнику новых идей, знаний и технологий, основному фактору конкурентоспособности компаний. Ну, и соответственно правильно определяет основную задачу менеджера – формировать команду и создавать условия для реализации потенциала её участников.

Конечно, есть множество хороших книг, теоретических – меньше, практических – больше, мне очень интересно было прочитать воспоминания создателей «Икеа», «Уолл-Март», «Хоум-Депо», «Старбакс», «Вирджин» и других. Опыт этих людей и их драйв – это вызов нам, тем, кому еще предстоит это сделать.

– А кроме работы чем Вы интересуетесь?

– Спортом. Предпочитаю экстремальные виды спорта: горнолыжный фристайл, фрискейтинг на роликах. Плаваю с аквалангом, по пещерам лазаю. Мне нравится ставить перед собой задачу, которая поначалу кажется нереальной, а затем достигать своего.

Когда есть время, читаю, правда, в основном по работе, но есть ряд литераторов, которые мне очень симпатичны. Как и многие в моем поколении, я вырос на Пелевине. Из зарубежных писателей мне близки Джойс, Бах, Лондон, из актуальных литераторов – Бегбеддер. Если говорить о переводной литературе, то еще в университете я увлекался произведениями конца XIX – начала XX вв. Нравится период символизма и различные постмодернистские вещи, поэты раннего кубизма и сюрреализма: Рембо, Лотреамон, Аполлинер, Элюар, Бретон.

– Вы давно были в кино?

– Недавно. По-моему, это был «Волкодав». Фильм не понравился, книга лучше.

Мой любимый фильм – «Голубая бездна» Люка Бессона. Люблю и часто пересматриваю «На грани» с Хопкинсом и Болдуином. Этот фильм здорово стимулирует веру людей в себя, в то, что каждый из нас может достичь своей цели, если он в это верит и готов ради этого упорно трудиться.

Кроме того, в фильме звучат старые библейские идеи о том, как нужно относиться к людям. Для управленца, для человека, который пытается быть лидером, очень важно понимать, что не люди служат для реализации твоих амбиций. Напротив, ты сам должен много работать над созданием идеальных условий для того, чтобы они могли достигать каких-то выдающихся результатов. Мы пытаемся реализовывать эту идею в своей компании. Предпринимательство, активность, творчество людей, поддержка инициатив должны быть на первом плане, если хочешь быть ? 1.

– Как всякий историк (ну, по образованию…), Вы, наверное, интересуетесь политикой?

– Не очень. По политическим убеждениям я правый либерал и считаю, что чем меньше государство вмешивается в жизнь людей, тем лучше. Хотя есть ситуации, в которых диктатуры, основанные на крови, очень эффективны. Вы знаете, какая страна после Второй мировой войны восстановилась быстрее всего? Это Советский Союз. Как историк, я не сторонник судить людей прошлого с позиции дня сегодняшнего. Они находились в своей ситуации и действовали по-своему. Поэтому я предпочитаю не столько судить великих, сколько изучать. В каждом их действии есть нечто позитивное. Человек, который непредвзято относится к тому, что он изучает, может найти свои позитивные моменты как в политике Рузвельта, который вывел США из Великой Депрессии, так и в политике Сталина.

Я глобалист, я не верю в национальную специфику. Это несколько странно для историка, но тем не менее… Я считаю, что объединение народов, культур – это здорово, это расширяет границы сознания, позволяет учиться друг у друга.

Мне, как менеджеру, нравится, как управляет государством президент Путин. Он делает это достаточно эффективно и действует не как публичный политик, а как хороший управленец, у которого есть свои акционеры – жители России, и есть команда менеджеров, которая на них работает. Конечно, присутствуют и элементы демагогии, но их гораздо меньше, чем было, скажем, 10–15 лет назад. Из сегодняшних политиков мне импонируют также С. Кириенко и А. Чубайс.

– Народ Вас не поймет, особенно касаемо Чубайса…

– Что ж… Мне нравится, как этот человек управляет той компанией, которую ему доверили. Он делает это эффективно как для собственников и сотрудников компании, так и для ее клиентов. На самом деле нередко для эффективного управления приходится принимать непопулярные решения. Эффективный менеджер на определенной стадии может сократить 20 % штата для того, чтобы оставшиеся 80 % могли успешно трудиться, а компания выживала и развивалась.

Энергетика в России – это политическая экономика. Здесь нельзя говорить о чисто рыночных методах работы, поэтому и «Газпром», и РАО ЕЭС являются монополиями. К Чубайсу есть вопросы по отсутствию инвестиций в основные фонды? Если бы мы говорили о РАО ЕЭС как о рыночной компании, которая должна конкурировать с другими и развиваться только на свои деньги, то пришлось бы отказаться и от влияния государства на тарифы. Соответственно они просчитывали бы свои бизнес-планы и выстраивали тарифы, исходя из того, что им нужно зарабатывать деньги на обновление основных фондов.

– И все же большинству россиян он совершенно несимпатичен, наряду с еще некоторыми представителями высшего общества…

– Я считаю, что тот взгляд на образ жизни бомонда, который транслируют разные модные журналы, поверхностный и не очень правильный. Человек должен понимать, что можно надеть красивую вещь, сесть в дорогую машину, но когда ты возвращаешься домой, перед тобой – только ты сам, и все это перестает иметь значение. Как-то на семинаре ведущий с энтузиазмом описывал одну российскую бизнес-школу и говорил: «У них чашка кофе стоит $ 100. Как это здорово передает позиционирование школы, ее ориентацию на выс­шие слои!» Но сидевшие в аудитории люди просто не поняли тренера. Почему те люди, которые каждый день тратят время, нервы и силы на увеличение эффективности компании, должны неэффективно тратить свои деньги? В том же Уортоне студенты, в том числе бизнесмены с солидным стажем, ходят на бизнес-ланч стоимостью несколько долларов в ближайшую забегаловку.

– Вы придерживаетесь какой-то философии? Верите ли в Бога?

– Я атеист, наверное, как и большая часть людей моего поколения. Многие из тех, кто сейчас говорит о Боге, следуют моде. А кое-кто не выдерживает столкновения с неприятностями типа перехода к рыночной экономике, дефолтов, кризисов. Все это расшатывает нервную систему, и людям хочется верить во что-то большое и доброе, что за них решит все их проблемы. Я предпочитаю верить в себя и в свою возможность достигать тех целей, которые перед собой ставлю. Поэтому у меня нет внутренней потребности в религии.

– Кем Вы видите себя, скажем, в 50-летнем возрасте?

- Топ-менеджером, может быть, владельцем пакета акций в крупной ритейл-компании. Однозначно это будет розничная торговля, потому что это тот тип бизнеса, который мне наиболее симпатичен. А в какой стране и в каком конкретно виде бизнеса, не скажу, потому что сейчас все происходит настолько стремительно, что прогнозировать на 23 года вперед просто не возьмусь…

Автор: Елена Курзанова

Источник: 

журнал "Торговое оборудование на Урале"