Сергей Смолкин

 Наш сегодняшний герой – директор екатеринбургского представительства известной федеральной сети по продаже спорттоваров «Альпиндустрия» Сергей СМОЛКИН. Это тот редкий случай, когда образ жизни, увлечения и работа очень тесно связаны. Поэтому работа становится по-настоящему любимой, она – в удовольствие.

Сергею Смолкину 38 лет, и в спортивной сфере он достаточно давно. Он является кандидатом в мастера спорта по беговым лыжам, имеет первый разряд по биатлону, КМС по горному туризму.
– В детстве я очень часто болел, был слабеньким ребенком, и родители решили, что надо меня как-то оздоровить. В 10 лет я пошел в бассейн, причем попал в секцию спортивного подводного плавания. Каким чудом это произошло, до сих пор не пойму. Потом секцию закрыли, я и перешел в лыжную секцию. Лыжами профессионально занимался до 1993 года, а когда окончил институт, стало не до того. Отслужил, в армии стал кандидатом в мастера спорта.
Где Вы учились?
– В нашем мединституте, и даже работал по специальности – терапевтом. Потом хотел пройти специализацию по спортивной медицине, но началась перестройка, и это стало неактуальным. Да и в целом работа в здравоохранении привела меня к мысли, что современная медицина здоровье человека не улучшает, она не лечит, а снимает симптоматику. Я работал терапевтом и на участке, и в стационаре, и увидел, что у современной медицины есть одна эффективная отрасль – устранение непосредственно угрожающих жизни состояний: неотложная хирургия и медицина катастроф. На этом эффективность медицины исчерпывается. Вывели человека из критического состояния – его надо сделать здоровым, а вот этого уже, к сожалению, официальная медицина не умеет. Еще когда мы учились, нам правдиво говорили: мы обеспечиваем не излечение, а улучшение качества жизни. Это нечестно по отношению к пациенту. Ещё мое разочарование в медицине совпало с необходимостью кормить семью. И я стал заниматься спортивным бизнесом.
Интересен Ваш взгляд, как врача, на причины болезней. Раз их невозможно вылечить таблетками, возможно, они лежат где-то в психоэмоциональной сфере?
        – Я считаю, что болезни, как таковой, нет. Есть условия жизни и «тараканы в голове» у каждого конкретного человека. А чтобы работать с человеком, а не с болезнью,  должен быть индивидуальный подход, а не поток. В современном мире это вряд ли возможно. Это пытаются сделать целители, но они не могут изменить самого человека, а лишь воздействуют на более глубинном уровне. На латыни есть фраза, к сожалению, многими медиками забытая: «Natura sanat, medicus curat» – «Природа лечит, врач помогает». Я считаю, единственное, что нас может исцелить – это сама природа. Врач может помочь, а может помешать, но заменить ее не в состоянии, будь он хоть психотерапевтом, хоть целителем, хоть врачом современной медицины. Для большинства из нас достаточно перестать жить в городе – это резко улучшит здоровье.
А Вы где живете? За городом?
– К сожалению, нет. Создавшиеся условия многих из нас заставляют жить противоестественно. Поэтому то, чем я занимаюсь, к чему лежит моя душа, – спорт на свежем воздухе. Это реально оказывает положительное влияние и на физическое, и на психическое здоровье.
А к тренажерам и вообще к занятиям внутри помещения как относитесь?
– Если брать именно узкую задачу укрепления здоровья, а не строительство тела, то, вне всяких сомнений, преимущества за занятиями на свежем воздухе. Это и на иммунитет воздействует, на выносливость, они дают намного больше, чем занятия в кондиционированном зале. Очень не люблю беговые дорожки. Дело в том, что наш мозг запрограммирован так: если ты бежишь, то «картинка»  тоже должна двигаться. За миллионы лет выработалась эта устойчивая связь. А когда ты бежишь, а картинка стоит, то начинаются «глюки» в «компьютере» – в головном мозге. Никто не проводил исследований, какой психосоматикой это потом обернется.
А детям своим Вы привили интерес к спорту?
– Старшей сейчас семь лет, она и поплавать любит, и на лыжах со мной бегает. И в походы ее с собой брал: в первый раз она пошла со мной на Алтай, когда ей было десять месяцев. Ехала у мамы в рюкзаке. Второй раз забрал ее с собой на Карпаты, когда я был там инструктором. Ей тогда было два с половиной. Когда наверх забирались, дочка ехала у меня на плечах, остальное время сама шла… Младший тоже впервые поехал на Алтай, когда ему было десять месяцев. Там и ходить научился.
Ваши родители, наверное, Вас не поняли….
– Я, собственно, никому ничего и не сказал. Зачем зря нервировать… На самом деле ничего особенного в этом нет. С грудными ходить – это песня. Готовить на них не надо; весят мало; одеть, если стало холодно, – тоже не проблема. Сложнее ходить, когда ребенку два с половиной, три, четыре… Они еще сами ничего не умеют, капризничают…
Внешне Вы похожи на человека православного…
– Нет, я ни к одной официальной конфессии не принадлежу, потому как для меня совершенно очевидно, что к Богу ни одна из существующих религий не имеет отношения. В том, что боги существуют, я не сомневаюсь.
«Боги», Вы сказали?
– Я считаю, что воззрения, которые сейчас принято именовать языческими, под собой имеют больше оснований, чем ныне признанные.
Только что прошли выборы, Вы ходили голосовать? Каковы Ваши политические убеждения?
 – На выборы я не ходил, и это моя принципиальная позиция. Нет ни одной партии, которая бы отражала мои взгляды, а выбирать «из зол» я не собираюсь. Я считаю, что мы должны выбирать не партии и политиков, а действия. Но подобного никто в мире не предлагает.
Поэтому я и как частное лицо, и как руководитель предприятия оказываю содействие в тех программах, которые считаю полезными для общества, ну и для себя лично, как участника общества. Например, сейчас городской центр медпрофилактики проводит акцию против курения среди подростков, и мы сотрудничаем с ними, предоставляем призы для победителей. Это, несомненно, полезная вещь, вне зависимости от того, кто ее проводит – «Единая Россия», коммунисты или кто-то ещё... Всегда поддерживаем детский и юношеский спорт.
Ни под одни стандарты я  свои политические взгляды подбить не могу, потому как сложно оценивать какое-то политическое событие однозначно. Тот же развал СССР, с одной стороны, пошел России на пользу, потому что в советское время любая национальная республика жила лучше РСФСР, они кормились за наш счет. Ведь сейчас, когда мы их больше не дотируем, хорошая жизнь там закончилась. По сути, мы кормили паразитов. Пожалуй, единственное исключение – Белоруссия, которая и без нас сейчас прекрасно справляется и способна строить свою жизнь самостоятельно, а остальные, видимо, нет. Минусы распада в том, что эти сомнительные государственные образования не способны быть самостоятельными, они могут только под кем-то «лежать»: либо под Россией, либо под нашими геополитическими противниками. И сейчас приходится думать, чтобы туда «не влез» кто-то еще...
 
Вы много путешествовали в труднодоступных местах… Когда-нибудь сталкивались со сверхъестественным?
– Я считаю, что сверхъестественного, в принципе, не существует – есть нечто непознанное. Вот как понять: прячешься за камень, а в это время валун пролетает, который мог бы тебя снести… В какие-то крайне экстремальные ситуации я не попадал и не хочу.  Все-таки если не брать спорт высших достижений, где все на грани, то экстремальная ситуация – это всегда чья-то глупость, недостаток подготовки или незнание маршрута. Взять ту же лавину… Если склон лавиноопасен, существуют определенные правила его прохождения. И если их не нарушать, то вероятность попадания в экстремальную ситуацию крайне мала. В этом плане можно похвалить советскую систему, которая вопросам безопасности уделяла очень много внимания. Сейчас более свободный доступ, и с одной стороны, это неплохо, но с другой… Многие  завышают уровень своей подготовки, и эти непрофессионалы лезут в горы. Гора стоит миллион лет и столько же еще простоит, так что жертвовать жизнью только ради того, чтобы ее покорить, бессмысленно. 
Если говорить о себе, то я вообще люблю открытые пространства, ползать по пещерам как-то не очень мне нравится. Мне по сердцу ощущение расширения горизонта, когда ты забираешься на самый верх… И ради этого я туда и карабкаюсь…
Хобби, кроме спорта, есть?
– Да, садовый участок. Приятно есть то, что вырастил сам: знаешь, как выращено, с какими мыслями. Нахождение на своей земле успокаивает. Попариться в баньке, собраться с мыслями… Так что все лето живем за городом, а зимой – в черте города. Работа требует жертв…
Чем занимаетесь? Все-таки спорт и спортивный бизнес – это разные вещи, пусть и родственные.
– Я директор уральского представительства федеральной сети «Альпиндустрия», наши магазины есть в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Новокузнецке и других городах. Вообще «Альпиндустрия» – это первая сеть магазинов такой специализации в стране, появилась она в 1988 году. Первый магазин сети был открыт в Москве в 1990. Поставщики, с которыми мы работаем, имеют серьезный вес и безукоризненное качество товаров. Наш подход – это максимально высокое качество. Мы не гонимся за дешевизной, потому что спорт – это серьезно. Поставщиков отбираем по критерию качества, а не цены. У нас лучший ассортимент в городе, да и вообще к востоку от Москвы. В Екатеринбурге мы открылись в 2003 году.
 В мои должностные обязанности входит всё, что так или иначе направляет и организует работу магазина – от товарного наполнения до подбора персонала, торгового оборудования, дизайна, рекламной политики. У нас в магазине представлены направления, которые по-английски называются «out door» – то есть «за дверью», на улице. Это, во-первых, беговые лыжи – один из моих любимых и наиболее эффективных и доступных видов спорта, который требует минимум специального оборудования и снаряжения. Во-вторых, горные лыжи и сноуборд, от которых человек также получает удовольствие и несомненную пользу для здоровья. Но опять-таки с оговорками: нужно иметь голову, это принципиальный момент в любых видах спорта, особенно в экстремальных. В-третьих, это альпинизм, туризм в самом широком понимании – от просто отдыха на природе до совершения каких-то серьезных восхождений с применением спецоборудования. Летом у нас актуальна велотема, зимой – беговые, горные лыжи, сноуборд. Соответственно подбираются и одежда, аксессуары. Вот посмотрите: стоят «остатки лета»  – велосипеды. Но они и сейчас неплохо продаются. Позапрошлой зимой, когда стояли жуткие морозы, в самый холод, были скуплены все оставшиеся с лета велосипеды. Это для меня до сих пор непонятно...
У нас лучший в городе выбор горных лыж. Это достаточно дорогой товар. Обычные лыжи стоят от полутора тысяч до тринадцати. Есть отдел спортивной одежды. Здесь мы стараемся выдерживать двойную специализацию: либо очень хорошие вещи «технического» стиля, предназначенные именно для спортивного катания. Либо так называемый стиль «спорт плюс мода» – одежда, больше предназначенная для отдыха. У нас работает турагентство, которое специализируется именно на спортивных турах – горнолыжном отдыхе, корпоративных программах-тренингах, туризме по Уралу. Туристическое агентство есть не только у нас в Екатеринбурге, подобный подход практикует вся сеть «Альпиндустрия».
Кто Ваши покупатели?  Можете Вы их как-то сегментировать?
– Да, можно выделить несколько групп. Одна из самых любимых – это альпинисты, которые вынуждены были на период перестройки завязать со спортом и занялись бизнесом. Сейчас это, как правило, успешные люди. И они возвращаются в спорт. Следующая большая группа – это молодежь, которая потихоньку идет к спорту. Конечно, больше их интересуют горные лыжи, сноуборд, но это тоже хорошо. Многие идут по этому пути: сначала сноуборд, потом «фрирайд» – катание по неподготовленным склонам, – это уже альпинистские навыки, знание правил лавинобезопасности, затем многие приходят к альпинизму. Еще одна группа – так называемые «чайники» – люди неподготовленные. Здесь основная задача – обеспечить комфорт и безопасное обучение, чтобы охота у людей возникла и не докучали неудобства типа трущих ботинок и неуправляемых из-за неверного подбора лыж. И, конечно же, уважение. Все без исключения чемпионы когда-то были «чайниками».
Как Вы отбираете продавцов?
Люди должны гореть тем, что они будут продавать. Если они этим не горят, то они не зажгут и покупателей. То есть они сами должны интересоваться спортом и уметь пользоваться тем снаряжением, которое продают. Ведь человек, по большому счету, покупает не горные лыжи и не сноуборд, он хочет получить некое ощущение радости. И мне приятно, что мы не обманываем своих покупателей: если человек идет за радостью, то, занимаясь спортом, он это ощущение получит. Найти продавцов – профессионалов, конечно, непросто, но сейчас и в студенческой среде многие занимаются спортом. Так что у нас сформировалась своя дружная команда.
Я так понимаю, Вы тоже «горите» своей работой?
– Да, лежит у меня к этому делу душа. Я и сам занимаюсь практически всеми видами спорта, кроме вело. От велосипеда почему-то кайфа нет, поэтому летом занимаюсь альпинизмом, до последнего времени совмещал директорство в «Альпиндустриии» с работой гидом на Эльбрусе, водил туда группы. Если человек просит поднять его на гору, я должен обеспечить ему полную безопасность. Не один год каждое лето я проводил на Кавказе, причем занимался этим в основном ради удовольствия, хотя, конечно, какие-то деньги тоже там зарабатывал.
Где Вы бывали,  кроме Кавказа? Что впечатлило?
– Больше всего мне понравилось на Алтае. Очень сильные и красивые места, хорошо очищается голова. И хотя горы там не самые высокие (4450 метров гора Белуха, основная вершина), но там настолько красиво! Бывал я и за границей – в Андорре, Франции, Австрии, в наших бывших советских республиках. Но красивее Алтая ничего не видел. Очень хочу побывать на Байкале, на Камчатке – там никогда не был. Хотелось бы попасть в Скандинавию.

На Урале тоже есть, где развеяться. Вспоминается забавный случай, который произошел со мной на старом тальковом шабровском карьере, где натекают ледяные стены. Мы с ребятами там частенько тренируемся – «ледолазим». И вот прохожу я траверс нижней ступени, на перехвате оба моих инструмента срываются. И я лечу вниз головой. Правда, невысоко – чуть больше метра, внизу – болотце. Пробиваю каской лед (спасибо уважаемой французской фирме «Перцель» – хорошая каска) и  проваливаюсь аккурат по пояс, но вниз головой – торчат только ноги. Когда я оттуда вылез весь в тине, хохотали долго. Так что в спорте есть свои забавные моменты, хотя в целом он требует серьезного к себе отношения…

Автор: Елена Курзанова