Грозит ли жителям Среднего Урала вынужденное вегетарианство?

   Уже месяц, с самого момента подписания Президентом России Владимиром Путиным Указа «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности РФ», не прекращаются дебаты касательно последствий этого шага. Как он скажется на отечественном сельском хозяйстве и российских производителях мясной продукции? Прогнозы туманны. Ряд экспертов полагает, что данные санкции послужат стимулом для развития местного бизнеса, пессимисты же пророчат скачок цен, рост инфляции и снижение качества товаров.

Анализируя ситуацию, нельзя не заметить, что в различных регионах, обладающих неравными возможностями, мнения расходятся кардинально. Мы попросили специалистов рассказать, как обстоят дела в Свердловской области: какими ресурсами располагает наш регион, как текущий кризис скажется на производителе и потребителе и стоит ли в принципе ставить на происходящем удручающее клеймо «кризис».

 

В связи с реакцией ряда стран на украинские события Россия на год закрыла свои границы для ввоза сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия из США, стран ЕС, Канады, Австралии и Королевства Норвегия. В «черный список», помимо прочего, попали свежее, охлажденное или замороженное мясо крупного рогатого скота, свинины и домашней птицы, а также колбасы и аналогичные продукты из мяса, мясных субпродуктов или крови.

 

Михаил Севостьянов: наше скотоводство на пороге большого старта

 Ассортимент мясной продукции на прилавках магазинов Свердловской области поражает воображение: одних вариаций на тему «докторской» колбасы можно насчитать с десяток, а уж многообразие мясных деликатесов от различных производителей способно и вовсе заставить потребителя растеряться. Правда, преобладают на витринах все-таки производные из куриного, а не свиного или говяжьего мяса. С чем это связано, и чего нам ожидать в изменившейся внешнеполитической ситуации, рассказывает начальник отдела животноводства и предприятий пригородной зоны Министерства агропромышленного комплекса и продовольствия Свердловской области Михаил Юрьевич Севостьянов:

 

– Мясная промышленность Свердловской области традиционно ориентирована на птицепром, который долгие годы был любимым детищем бывшего губернатора Эдуарда Росселя. У нас есть две крупные птицефабрики – Рефтинская и Средне-Уральская, которые несколько поизносились и требуют реконструкции, однако продолжают исправно поставлять продукцию. Вообще, в этой сфере довольно большая конкуренция: мясное птицеводство хорошо развито и в соседней, Челябинской, области, чья продукция под маркой «Аргаяш» прочно заняла место в наших магазинах.

Таким образом, птицей мы обеспечиваем себя фактически полностью: по данным 2012 года, собственное производство куриного мяса в Свердловской области составило 75% от потребности на душу населения. Так что внешнеполитическая ситуация в этом плане на нашем потребителе не отразится никак.

 

– А как дела обстоят со свининой?

– Со свининой ситуация несколько хуже, ее мы производим на 57% от необходимого объема. Это одна из самых технологичных отраслей животноводства. Здесь нас, в частности, выручает свинокомплекс «Уральский», который входит в состав одного из крупнейших агропромышленных холдингов Сибирского региона – ЗАО «Сибирская Аграрная Группа».

Прежде чем анализировать последствия президентских санкций для нашего рынка свиного мяса, следует вспомнить некоторые факты из недавнего прошлого. Не так много времени прошло с момента, когда все наше свиноводство прошло серьезную проверку на прочность в связи со вступлением в ВТО. Апрель прошлого года стал для нас тяжелым испытанием, поскольку дешевая свинина начала поступать из-за рубежа. У них там себестоимость свиного мяса составляет 45 рублей за кг, у нас – 70. Это обусловлено и погодными условиями, и обеспечением кормами: свинья ест только зерно, а столько зерна, сколько нужно для свиноводства, мы пока не производим. Нам приходится его покупать и завозить. К тому же его стоимость резко повысилась из-за засухи 2012 года. В результате цена на корма поднялась, цена на реализацию мяса упала из-за западного демпинга, и в прошлом году часть свердловских сельхозтоваропроизводителей от свиноводства избавилась окончательно, пустив под нож часть поголовья.

И тут же – внезапный поворот событий. С Кавказа от диких кабанов в Центральную Россию проникла «африканская чума свиней», не поддающаяся ни профилактике, ни лечению. Единственный метод борьбы – уничтожение всего поголовья. Эпидемия прокатилась по стране, было вырезано множество свиней и в государственных, и в частных хозяйствах. Суммарно в России было зафиксировано более 500 вспышек заболевания, экономические потери превысили 30 млрд рублей, уничтожено порядка миллиона животных. В конце концов чума достигла Польши и Литвы, и завоз в Россию дешевой свинины из Европы прекратился. За несколько недель цена свиного мяса поднялась с 40 до 160 рублей за кг, при этом самих свиней почти не осталось. Только в Свердловской области поголовье свиней сократилось на 2 тыс. голов.

 

– В таком случае с окончательным запретом ввоза свинины из-за рубежа мы рискуем остаться без нее вовсе?

– Ни в коем случае! На данный момент мы практически достигли разумного баланса между нашими потребностями и возможностями. Судя по состоянию рынка, в сфере свиноводства активно работают хозяйства, которые не вырезали весь свой фонд – они сейчас сидят и потирают руки. В полном объеме работает ЗАО «Свинокомплекс «Уральский», производя почти 40 тыс. тонн свинины в год, продолжают функционировать и крупные хозяйства, по старинке называемые «совхозами». Сейчас и конъюнктура благоприятная, и традиции свиноводства у нас развиты. Тем более что создавать и распространять сорта зерновых и кормовых культур вполне способен находящийся у нас под боком «УралНИИСХ» – они по качеству ничем не уступают импортным, а по адаптационным свойствам значительно их превосходят. Будем надеяться, что эта отрасль, благодаря возникшему спросу, поднимется уже в ближайшее время.

 

– Согласно статистике, самая сложная ситуация у нас складывается по мясу говядины?

– К сожалению, это так. Говядиной в данный момент мы обеспечиваем себя всего на 20% от необходимого. Дело в том, что мясного скота в Свердловской области очень мало. В регионе традиционно развивается молочное скотоводство, и оно достигло значительных успехов. Мясное же скотоводство развивается медленно, как бы мы ни пытались его поддерживать с помощью государства. У нас «на мясо» идут исключительно бычки и молочные коровы после периода их эксплуатации по прямому назначению. А молочная корова – это одни ребра и кости, она только на картинке красива.

Мясо специализированных мясных пород отличается от мяса пород молочных кардинально. У российского народа нет привычки к хорошему, нам бы побольше и подешевле. Слой обеспеченных людей, который понимает разницу между бюджетным и качественным мясом, может себе позволить мраморную говядину и т. д., пока ничтожно мал. А пока основная масса выбирает «рога и копыта», мясное скотоводство будет оставаться низкорентабельным.

По сей день компенсация наших потребностей происходит за счет завоза говядины из-за пределов Свердловской области и даже страны. Так, у наших соседей, в Челябинской области, мясного скота гораздо больше, чем молочного. Для него нужны пастбища и шесть месяцев пастбищного периода. У нас есть пастбища, но нет полугода – 2-3 месяца и все, это обусловлено климатическими условиями. У челябинцев же и земли больше, и климат помягче, и рядом Казахстан, где традиционно развиты мясное табунное скотоводство и овцеводство. В принципе на наших базарах и в магазинах вы дефицита говядины тоже не увидите, но пока это не всё наше мясо.

 

– Ситуация выглядит не слишком радужно...

– Соглашусь, до недавнего времени перспективы были плачевны. Все говорило о том, что по мясной говядине ситуация с каждым годом будет ухудшаться, поскольку разводить коров было невыгодно. Мы из областного бюджета выделяем по 10 тыс. рублей на содержание каждой мясной коровы, субсидируем покупателей мясного молодняка – крестьян, приобретающих мясной молодняк «на вырост»... Но у нас нет традиции, нет стимула. Население избавляется от свиней и коров: бабушки-дедушки отправляются в мир иной, а молодежь не заинтересована в выращивании скота как морально, так и экономически...

 

– Сейчас что-то изменилось, или нам так и предстоит рассчитывать исключительно на привозную говядину?

– В связи с введенными Президентом ограничениями на ввоз мяса дешевого импортного продукта у нас больше не будет. Следовательно, есть шанс заработать самим, производя больше собственной продукции. Конечно, животноводство – дело тонкое, долгое. Это в птицеводстве курица растет 42 дня, свиноводство на получение продукции затрачивает 200 дней, а при выращивании крупного рогатого скота мы будем иметь результат только через три-четыре. Поэтому увеличения производства в раз добиться не удастся.

Но что сейчас будет происходить? Директора предприятий озвучивают свое намерение выращивать бычков, которые раньше в молочном хозяйстве были невыгодны и забивались в раннем возрасте. Конечно, традиционно избавляясь от бычков, хозяйства сегодня не имеют помещений для их содержания. Помещения нужно построить, нужно заготовить корма... А в текущем году из-за погоды корма заготавливаются с отставанием по отношению к графику прошлого года. Но эта проблема будет решаться, пусть даже не такими темпами, как нам бы хотелось. Самое главное: людей больше не надо будет подталкивать, агитировать и мотивировать извне. Они сделают все необходимое сами.

 

– Но санкции введены лишь на год. Получается, пока фермеры раскачаются, их усилия уже станут не нужны?

– Санкции-то на год, они, может, и закончатся, а основа скотоводства уже будет заложена. Сейчас оставят «на вырост» бычков, построят под них помещения, заготовят корма – так что, по истечении года все это враз исчезнет? Нет, все это станет большим стартом, заделом на будущее. Скотоводство – это достаточно инертная отрасль, и, вложившись в нее сегодня, вы будете получать отдачу не год, не два, а десятилетия.

 

– А как дела обстоят с ресурсами? Бытует мнение, что у нас нет собственного генофонда. Что станет с отраслью, если прекратятся поставки из-за рубежа?

– Боже упаси! Свердловская область уже более 30 лет не закупает племенной скот, мы, напротив, его продаем – ежегодно до 3000 голов племенного молодняка. Мы ничего не покупаем на Западе. И это доказывает, что даже в промышленном регионе, каковым является наша область, можно вести сельское хозяйство без зарубежных доноров. Мы без них проживем.

Наше молочное производство вообще не нуждается во внешних вливаниях: наши удои фактически соответствуют европейскому уровню. Один СПК «Килачевский» в сутки производит более 60 тонн молока высочайшего качества – это целая железнодорожная цистерна. В непосредственной близости от него расположен колхоз «Урал», ненамного отстающий по объемам производства такого же чистейшего молока. И это только Ирбитский район!

 

– Как все это скажется на ценах для потребителя? Не рискованно ли оставлять местного производителя без конкуренции?

– Смею вас уверить, конкуренция у нас и так достаточно суровая на уровне местного производителя. Я не прогнозирую даже особого роста цен на мясо – может быть, кто-то на недолгий срок попытается ввести спекулятивные расценки и на этом заработать, как это делали таксисты после аварии в метро, но долго они не продержатся. Это экономически не обосновано.

 

– А как же дополнительные вложения, требующиеся для обеспечения сельских хозяйств помещениями и кормами для пока еще юного скота?

– Думаю, здесь нам поможет государство. Областное правительство и так хорошо вкладывается, но если еще и из федерального бюджета средства придут, как это нередко бывает, мы решим достаточно много проблем. Может быть, не по мясной говядине конкретно, но по выращиванию скота в целом – точно. Я уверен: наш АПК вполне самодостаточен и способен в обозримом будущем обеспечить жителей области мясной и молочной продукцией без зарубежных поставок.

 

Автор: Королева Жанна

Источник: 

Журнал "Ваш бизнес. МАГАЗИН РЕСТОРАН ОТЕЛЬ", Автор: Королева Жанна